Валентин Михайлович Сидоров покинул этот мир...

Вчера в Москве простились с Валентином Михайловичем Сидоровым… Память перебирает минуты общения с ним, как с Председателем Союза художников России, воскрешая тембр голоса, красивую речь, врождённую артистичность, благородство всего облика, доступность… Сергиев Посад, 1999, наш съезд. Я приехала с видеокамерой и, набравшись смелости, в перерыве между заседаниями преградила Председателю, идущему "со свитой", путь в коридоре, мол, скажите что-нибудь белгородским художникам, я им на собрании покажу Ваш привет… Валентин Михайлович сразу остановился, и с готовностью начал говорить на камеру – что помнит наших театралов, всегда украшавших республиканские и всесоюзные выставки… Естественно и непринуждённо, с отеческой доброжелательностью обратился с добрыми напутствиями…

Я была покорена его обаянием и отсутствием нахмуренного лба – мол, я устал, иду хоть немного отдохнуть от вас, приставучих…

А на следующий год наша организация обратилась в Секретариат с предложением провести в Белгороде филиал выставки «Защитникам Отечества посвящается». Валентин Михайлович поддержал решительно, позвал на выставком. Отбирали работы на Беговой сразу на две – на Поклонную гору и в Белгород. На Поклонной помещение не очень большое, а привезли работы, как всегда, со всей России. Когда у автора было несколько сильных работ или достойное произведение не добирало одного-двух голосов,  Валентин Михайлович оборачивался и громко произносил : «А эту, Оля, бери на свою, в Белгород. Сильная работа».

 В 2003-ом Валентин Михайлович - самый почётный гость  на Прохоровке. Рядом с Евгением Степановичем у подножия Звонницы стоял всю торжественную церемонию … Ему 75, довольно прохладно, сильный ветер… А мы сидели на предусмотрительно выставленных деревянных лавочках… Больно было смотреть. И неловко сидеть… Мне 42, я сижу, а он, не очень здоровый пожилой человек стоит на продуваемом ветрами поле, гордо подняв голову, и ветер нещадно треплет его густую шевелюру…

В 2005-ом в сентябре в Белгороде триумфально прошла II Всероссийская выставка «Возрождение». Валентина Михайловича, и  на этот раз горячо поддержавшего нашу инициативу, на открытии не было, нездоровилось ему… Но несколькими месяцами раньше, в мае, он практически тайно два дня был в Белгороде… Мне позвонила Валентина Дмитриевна Шапошникова, обратилась с просьбой от Валентина Михайловича организовать для него приглашение на юбилейные «Прохоровские чтения», посвящённые 60-летию Победы. Беспокоить Ганичева он постеснялся, а побывать «молодому» члену Союза писателей (Сидоров был принят в СП в 2002 году) на важном писательском форуме было очень важно. Стремление было практически «на грани» - Валентин Михайлович рисковал, так как без тонометра и лекарств в тот период не перемещался. И вот решил приехать полулегально через «своих». Получилось. Спасибо Ноне Олеговне Андросовой. В число участников включили, номер в гостинице и обратные билеты забронировали. А мне Валентина Дмитриевна поручила охранять-опекать Валентина Михайловича. Перевозить с места на место, везде сопровождать, не пускать, если увижу признаки высокого давления, оперативно вызывать скорую. Обстановку отягощала и установившаяся в Белгороде жара. Надо признать, что Валентин Михайлович трезво оценивал своё состояние и по пол дня оставался в номере. В «Молодёжном центре» БелГу, где проходили «Чтения», мы с ним ожидали начала мероприятия в отдельной комнате. Нас было четверо – Валентин Михайлович, Василий Лановой, Михаил Ножкин и я. Чувствуя всем существом неловкость своего присутствия, я, бочком присев на широком подлокотнике глубокого кресла, в котором удобно расположился Валентин Михайлович, периодически спрашивала у него что подать из напитков или закусок. Настроение у моего подопечного было приподнятое - заметно, что отдых пошёл на пользу. Вскоре Валентина Михайловича позвали в Президиум и тут уже стало понятно, что наш писатель, предусмотрительно привезший с собой несколько экземпляров повести «Гори, гори ясно…», находится среди друзей и единомышленников. На банкет Валентин Михайлович отправился с большим желанием. Я со строгими наставлениями «передала» нашего писателя Валерию Николаевичу Ганичеву, оставила "пост" и вернулась, когда уже надо было отправляться за вещами в гостиницу и на вокзал. С нескрываемым сожалением уходил Валентин Михайлович из сообщества собратьев по перу, договариваясь о предстоящих встречах в Москве. На пассажирской «Газели» нашей организации, которая была всё время в распоряжении Валентина Михайловича, мы заехали в гостиницу и сразу на вокзал. В вагоне СВ нас уже ждал сосед. Им оказался возвращающийся в столицу с того же мероприятия….Василий Лановой. До отхода оставалось минут 15… Мы пили коньяк и закусывали мелкими садовыми яблочками… Василий Семёнович обещал мне присматривать за Валентином Михайловичем во время поездки…

В ноябре 2007 года в Белгороде торжественно  открывали новое здание Белгородского государственного музея выставкой Валентина Михайловича «На тёплой земле». Валентина Дмитриевна Шапошникова прибыла гораздо раньше на монтаж экспозиции, автор приехал накануне. Открытие и музея, и выставки было невероятно массовым и торжественным. В череде официальных разговоров и встреч нашлось место и тёплой задушевной беседе в тишине опустевшего зала – художники организации слушали рассказ большого мастера и своего Председателя, задавали вопросы… После общения на фоне выставки все присутствующие поднялись в круглый зал на третьем этаже, по дороге не уставая восхищаться красотой нового здания. Здесь хлопотами БРО ВТОО «СХР» и фантазией умелых рестораторов был накрыт изысканный фуршетный круглый стол…

Но наш мэтр недолго радовал своим бесконечным обаянием и удивительным чувством юмора членов творческого Союза –  его и Валентину Дмитриевну ждал губернатор на ужин. Среди участников званого ужина был мэр города Василий Николаевич Потрясаев, руководитель профильного департамента Дмитрий Васильевич Худаев, приболевший начальник управления культуры Андрей Владимирович Кулабухов и я. Морепродуктовая экзотика манила запахами и одновременно отвлекала сложностью употребления, я следила за действиями рук Евгения Степановича, искушённого в разделке омаров. Но разговор всё же шёл. Евгений Степанович расспрашивал Валентина Михайловича о судьбе реалистического искусства,  сложностях  преподавания… Валентин Михайлович, как всегда, с артистизмом ронял очень мудрые мысли, в принципе понимая формальность разговора. А я, предупреждённая Андреем Владимировичем, что диалога о «деле» инициировать не надо, всё же ждала возможности ввернуть насущный вопросик – зачем же тогда эти встречи с первыми лицами!!! Каким-то боковым сканированием моего мозга, Евгений Степанович, сидевший слева, понял, что я очень хочу «о деле»,  и произнёс : «Оля, какие проблемы?» Я, бросив извиняющийся взгляд на Андрея Владимировича, мол, «не я, он сам начал», сказала, что хотелось бы узнать судьбу пункта Протокола поручений губернатора в части завершения строительства новых мастерских… Евгений Степанович кивнул в сторону мэра со словами «Договаривайся с Василием Николаевичем о встрече, он всё расскажет».  Сидевший справа Василий Николаевич минут через 15-20 мне на ухо назовёт дату и время… (Всё случилось чётко в назначенное время. Организация получила 8 новых мастерских).  Не заканчивающая смена блюд, требующих особых навыков поедания, как-то отвлекла всех от хода времени. И когда на огромном блюде внесли длинную рыбину, уже не помню, кто, посмотрел на часы -  у московских гостей поезд! Евгений Степанович призвал всех не волноваться, так как от нашего ресторана «Порт» до вокзала три минуты езды. Но вещи Валентина Михайловича, многочисленные пакеты с подарками в номере гостиницы «Белгород»! Это рядом, конечно, но минут десять-пятнадцать надо! Все со вздохом посмотрели на рыбину и поспешно встали из-за стола. Началась реальная суета… Опоздание по всем хронометражам  было неизбежным, хотя не теряли уже не минуты – в несколько рук вынесли подарки и вещи, погрузили, тронулись. Последними словами Евгения Степановича были  «Не волнуйтесь, успеете…» Через пять минут – первая платформа перед нами, поезд на месте… Мы выскакиваем, водитель Володя и я хватаем пакеты-сумки, мчимся к вагону… На платформе спрашиваем человека в форменной фуражке «Как хорошо, что поезд задержался с отправлением! Что-то случилось? » А вежливый ответственный товарищ спокойно так отвечает: «Да вот вас ждали…Губернатор поезд задержал…» Валентин Михайлович и Валентина Дмитриевна сели, пакеты свалены на полку, мы, улыбаясь, обнялись, покинули вагон и поезд тронулся – самый важный пассажир этого состава на месте… Фирменный поезд № 71 Белгород-Москва отправился с опозданием в 10 минут…  

 

Следующая встреча с Валентином Михайловичем случилась через полгода в трудный для меня период, связанный с доносами, унизительными необоснованными проверками, угрозами... Валентин Михайлович всё знал, как Председатель нашего Союза... Мы беседовали с ним в столовой на «Академичке», где проходил очередной Пленум… Меня подтрясывало, он успокаивал, утешал, сказал, что сделает всё от него зависящее… И сделал… Его усилия ничего не изменили, однако спокойный голос таил тогда в себе вечную мудрость: «это всё суета сует, временная неприятность, не катастрофа…главное для художника – возможность творить»...